ссылка на стр. Паралімпійський рух в Україні   ссылка на стр. Дефлимпийский спорт
Головне меню
Головна
Паралімпіада2018
Новини
Відеоновини
Події
Статті
Пошук
Посилання
Контакти
Відеогалерея
Фотогалерея
Спорт інвалідів України
Паралімпійський
Дефлімпійський
Факти з історії спорту
Наші спортивні об'єкти
Національний центр
Західний центр
Тендери
Законодавство
Законодавчі акти
Пошук
Календар новин
Серпень ( 2018 ) :
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
<< Поперед. Наступ.>>
До нас завітали

free counters

Live Traffic Feed
РЯТУЙМО РАЗОМ!
Благодійний проект
Календар спортподій
. $database-
Спортивні рекорди

 

Спонсори
 

    


  

  

    

  

  

  

Медiа-партнери

ІНТЕРНЕТ-ВИДАННЯ ОБОЗРЕВАТЕЛЬ


bigmir.net


isport


convergo


Луверс


Партнери

lifecell

“Валерий Сушкевич: Найти и вытащить внутренние силы человеческого Я. Реквием собственному отцу.” Надіслати електронною поштою
Написав Прес-служба НКСІУ   
30.08.2009

Предисловие главного редактора

 

 

Состоялось интервью редакции «Свет и тени» с народным депутатом Верховной Рады от БЮТ Валерием Сушкевичем. Мало кто знает, ЧТО пришлось преодолеть человеку, который пережил тяжёлую болезнь и стал инвалидом с раннего детства.

 

 

 

 

 

 

 

 В этом интервью звучит особое благоговение, реквием по его отцу – Михаилу Сергеевичу, который смог найти для сына ту жизненную стезю, которая его и спасла, и развила во всех смыслах.

 

Тяжёлая болезнь или ломает человека, или закаляет его волю, рождает особую мудрость жизни. Как сказал сам Валерий Михайлович, в таких случаях включаются «мощные компенсаторные механизмы», неведомые обычным здоровым людям. Но эти «компенсаторные механизмы» человеческого духа включаются только тогда и у тех, кто САМ не сдаётся и мужественно встречает удары жизни. Тогда только и приходит победа, награда, хотя, иногда, и с горьким привкусом.

 

 

У нас в редакции всегда рассматривалось влияние духа человека на его общее, даже физическое состояние. У нашего собеседника - наоборот: из стремления к физическому становлению шло воспитание, развитие самого человеческого духа. Это и позволило ему сложиться как личность в полном понимании этого слова и победить…

 

1. Поиск пути.

 

 

С.О. Вы не согласились с облегченным сценарием, предложенный Вашим отцом: «Ты будешь бухгалтером,… и голова тебя выручит»…

 

 

Как произошёл этот скачок?

 

 

Валерий Сушкевич. В каждой семье родители определяются с будущим своего чада. И это - нормально для родителей. Вам это знакомо. Это – типично.

 

 

Мой отец всегда был личностно активен как педагог. И он очень рано задумался над тем, что будет со мной. Я видел работу его мысли, попытки действий.

 

 

А начал, кстати, он не с бухгалтера. Я никогда не говорил так, это, наверно, где-то незаметно промелькнуло. Он начал с другого. Когда мне исполнилось где-то лет семь-восемь – он всё-таки вытолкнул, действительно вытолкнул меня в школу, где учились здоровые детки. Кстати, он очень увлёкся личностью Ботвинника, великого шахматиста.

 

 

Он сказал, - ты будешь как Ботвинник (чемпион мира по шахматам – Ред.). Шахматы – это то, что для тебя, твоё, из-за поражения твоих рук, ног, неподвижности. Шахматы – эта та стезя, та человеческая деятельность, которая уникальна, интеллектуальна, значима, интересна, которая может быть твоим делом.

 

 

Он попросил одну из своих лучших учениц, которую очень любил и уважал как очень способную шахматистку, позаниматься со мной. И она стала учить меня. А я начал потихоньку внутренне сопротивляться. Шахматы мне не нравились никогда. Это не мое. Они мне неинтересны.

 

 

Я до сих пор их не люблю, хотя и играл потом. Что такое шахматы? Смесь логики, искусства и спорта, такое уникальное изобретение человечества – где на первом месте, если это не времяпровождение, талант, способность. Как в любой деятельности. Если                                 нет таланта, то попытки что-то генерировать ни к чему не приводят.

 

 

Отец упорно искал путь для семилетнего дитя на костыльках (колясок тогда практически не было). Он понимал, что моя инвалидность - на долгие годы.

 

 

Что дальше? Как быть?

 

 

С.О. Сколько Вам было когда начался этап «Левитана».

 

 

В. С. 10 -12 лет. Как в шахматах - сначала был период активного энтузиазма. Возьмёмся, есть хорошая учительница – и вперёд!

 

 

Дикция, сидячая работа, весь год дикции… Это сейчас я могу чётко выразить мои мысли, а тогда в первом классе я слабенько говорил, старался вообще больше молчать. Очень закомплексованый ребенок, удивлённый тем, что мир вокруг бегает, кричит и интенсивно движется. А он стоит неподвижный.

 

 

Что такое быть неподвижным в динамичных младших классах среди здоровых детей! Это очень поражало и формировало комплексы, ущербность. При этом пытаться войти в эту жизнь здоровых деток. Было очень тяжело и мучительно для меня. Учился я тогда очень слабенько, плохо. С первого класса тяжело шла адаптация. Контраст – после пятого класса я учился великолепно.

 

 

«Левитановский» период был очень краткий, не помню даже сколько. Опять ничего не получилось.

 

 

С.О. Но Ваш голос…

 

 

В.С. Это сейчас у меня хороший, очень громкий голос. В офисе говорят: если Сушкевич говорит – может откликнуться и на пятом, и на восьмом, девятом этажах (офис на 8-м – Ред.). Ко мне часто приходят глухие ребята и девочки с поражением слуха. Они иногда берут с собой сурдопереводчика с трубками, но останавливают его – всё, не нужно! Я говорю громко, у меня хорошая выразительная артикуляция, они понимают меня, читая по губам. Это итог многолетних тренировок.

 

 

И потом - вдруг отец перестал говорить о моей будущей профессии – он начал работать над моей физической активностью, которая потом превратилась в мою любовь к паралимпийскому спорту. Он просто начал меня тренировать.

 

 

Н.О. Вам это понравилось…

 

 

  В.С. Да, здесь он попал в точку! И даже специально овладел гипнозом, чтобы попытаться восстановить мое физически немощное, пораженное тело, в котором сохранилась часть двигательных мышечных функций. Через сознание…

 

 

С.О. У Вас был хороший отец…

 

 

В.С. Он был уникальным отцом! Но у него ничего не получилось, я не поддавался его гипнозу. С другими получалось – а со мною – нет. И ему было очень грустно, это его выводило из себя.

 

 

С.О Люди через боль часто вырабатывают «отстранённое» отношение и к миру, и к боли – как на экране. То, что в науке называется «рефлексией». В таких условиях гипноз работает плохо.

 

 

В.С Дело в том, что гипноз создаёт серьёзную базу, своего рода увертюру к психическому воздействию на личность ради излечения. Отец уникально, интуитивно поймал мою потенциальную мотивацию к физической культуре и спорту – и начал говорить об альпинизме, туризме. Понимаете - альпинизм и … я? Отцовское же влияние было в следующем: рассказы о тех, кто побывал во многих странах – кто способен путешествовать, несмотря на невзгоды, на отсутствие питания, дороги… идти непроторенным путём и достигать цели!

 

 

Эта туристическая мечта сидела в нём. И навсегда осталось во мне. Самое интересное и даже наивное теперь, что я-то всерьёз мечтал в детстве, что медицина будет впереди и мне поможет: я выздоровею и стану работать или в цирке акробатом, или лётчиком.

 

 

Сейчас для меня самая большая моя страсть – это путешествия. Я побывал в десятках стран, почти на всех континентах и как турист, и в поездках, связанных с моей деятельностью в Национальном комитете спорта инвалидов Украины, Национальной Ассамблее инвалидов Украины. Хотя временами есть и затишье в моей «туристической страсти», поскольку часто возникают нюансы той политической, социальной работы, за которую я несу ответственность в парламенте.

 

 

Возвращаясь к прошлому… Потом меня смотивировало то, что с отцом мы ездили каждый год на два месяца на море. Там отец начал меня физически развивать. Я ездил далеко, очень далеко на коляске «рычажке» Это был колоссальный прыжок в мою здоровую жизнь. Выехать на коляске из двора, быть в городе, за 1 км на 2, 5, 10 километров одному на коляске – это тот порог, который, в конце концов, я прошёл благодаря отцу…

 

 

Ну, потом плавание. С появлением плавания - всё сработало.

 

 

И когда отец уже сформировал меня как довольно-таки физически активного субъекта, подростка - в восьмом-девятом классе появилось то, что вошло в противоречие с тем, что закладывал мой отец. Я стал социально активным субъектом из-за своих очень успешных физических усилий. Мальчик с инвалидностью – но очень хорошо физически развит: у меня были колоссальные бицепсы, очень развитые плечи, сильная кисть. Даже правая кисть, наполовину пораженная, была часто сильнее, чем у многих здоровых ребят. Я мог так поздороваться, что у них хрустели кости.

 

 

Я очень этим гордился. Я далеко плавал, глубоко нырял, охотился под водой, переплывал всех подростков, которые были мне знакомы. Я мог плавать в Днепропетровске до половины ширины Днепра.

 

 

Однажды я пошёл на спор: переплыть Днепр, но не переплыл - на меня вышла ‛ракета“, я чуть не попал под неё. Я вернулся и проспорил ребятам соответствующий предмет спора - но такое тоже было. Всё это было мощным выходом из комплексов неполноценности, недоразвитости, несостоятельности.

 

 

И вот когда всё тело достаточно сформировалось, в конце 8-го класса отец предложил самое перспективное - стать бухгалтером. Вы помните - тогда из 8-го класса тоже заканчивали школу. ‛Как бухгалтер, какой бухгалтер? Сидячая работа? Какая сидячая работа?“ - я себя уже сидячим не видел. Ментально и физически я видел себя очень хорошо развитым и активным человеком! Так думал о себе мальчик, у которого вообще не работают ноги, еле держится спина и рука не очень хороша. И вдруг - сидячая работа…

 

 

До сих пор не люблю бухгалтеров. Больше того - я уже работал руководителем нескольких организаций - мне всё время говорили: ‛Вы очень плохо относитесь к бухгалтерам. Имеете массу проблем с Вашими организациями потому, что относитесь к бухгалтерии как к чему-то третьестепенному - так нельзя“. И многие меня после воспитывали в этом духе. А это пришло оттуда, из детства, из подросткового возраста. Тогда я считал, на выходе из школы - что способен на гораздо большее, чем быть бухгалтером, понимаете?

 

 

И потом я чувствовал – папа уже сам не знал, куда мне определиться. Настал момент, грань, при которой была борьба - отца и меня как сформировавшейся личности. Если он понимал, что можно сделать что-то реальное - он говорил: ‛опустись на землю - что ты летаешь!“. Я летал - так как видел себя очень активным, энергичным, подвижным человеком. А он предлагал мне неподвижность - на всю мою оставшуюся жизнь. И для меня - бухгалтерские счёты, кипы бумаг - никуда не надо ходить, получать нормальные деньги…

 

 

Пришла ненависть к этой профессии.

 

 

Это уже где-то девятый-десятый классы. Тогда и начались трения с отцом - он повторял: ‛опустись на землю“, а я «витал в облаках». Я сказал, что думаю выбрать другую профессию. Какую - не сказал - сам не знал.

 

 

А в итоге - десятый класс, наверно, 3-я четверть. Дома сидят мама, отец и я. Открываем справочник для поступающих в вузы. И куда? Я говорю: ‛На мехмат“. ‛Какой мехмат?“ ‛На мехмат“.

 

 

С.О. В Днепропетровске?

 

 

В.С. Да. Он сказал: ‛Такого никогда не будет, ты не можешь, ты не понимаешь, что такое математик, какая математика? Я – учитель, проработал в школе тридцать лет“. Слово за слово, в общем, я уже отстаивал свою позицию. Итог разговора - справочник летел через всю комнату в меня. На этом разговор с отцом закончился. Я встал. Я поступил на механико-математический факультет Днепропетровского госуниверситета.

 

 

Н.О В каком году?

 

 

В.С.В 1971 году.

 

 

С.О. Я тоже поступил тогда в университет на иняз…

 

 

В.С Вы должны были видеть старенькую мою инвалидную мотоколяску, которая стояла…

 

 

С.О Было много корпусов.

 

 

В.С. Да, наши корпуса университета были разбросаны по всему городу… Начиная с просп. Гагарина и кончая нашим пятым корпусом мехмата на проспекте Карла Маркса на углу. Я поступал единственный в то время инвалид второй группы - очно. Больше прецедентов и до меня, и после меня не было.

 

 

С.О. ‛Валить“ не пытались?

 

 

В.С. Нет, не пытались, но уговаривали - ‛молодой человек - на заочное выбирайте“. ‛Как?“. ‛Давайте - всё будет хорошо, вижу - у Вас хорошие знания“. Я ведь один из немногих, кто сдал математику на ‛4″, письменно. В тот созыв были взяты тесты по письменной математике на уровне МФТИ - Московского физико-технического института. Очень тяжёлый был письменный экзамен по математике.

 

 

С.О. Знаменитый был институт…

 

 

В.С. Да. Но они не знали, что я закончил заочную физико-техническую школу для школьников при МФТИ. Отец, кстати, очень мне помог. У меня подготовка была достаточно хорошая. Некоторые задачи мы долго сидели и решали вместе - отец, мама и я - задачи были сложнейшие. Садились - и не могли найти решения! Представляете, какие были задачи!

 

 

И когда я в этой дискуссии вдруг находил решение - все трое были в колоссальном восторге! Потому, что это дитё с двумя учителями - математики и физики нашло решение! Я же видел прекрасно, что не было какой-то ‛подводки“ или подсказки для меня.

 

 

И вдруг я нашёл решение - это было как сказка! Я очень гордился, что при математике и физике, папе и маме - сам находил решение. Они никогда не занимались со мной в школе. Только в сложнейших задачах из МФТИ помогали мне. Поэтому отговаривали меня при сдаче документов. Очень отговаривали. Когда я поступил - родителей попросили придти. Мама была согласна и просила отца о том, чтобы заочно. Отец сказал - будет учиться очно! Ну, это было со школы…

 

 

С.О. Я помню архитектуру пятого корпуса…

 

 

В.С. Лифта нету! На первом этаже аудиторий не было. Все аудитории были на 2-м, 3-м, 4-м и 5-м этажах! Подняться после пары на следующий этаж…

 

 

С.О. В Днепропетровске пары называли ‛лентами“.

 

 

В.С. Да ‛лентами“. Подняться надо было быстро, без помощи. Потому, что первый перерыв был 5-7 минут. Я приходил - рука дрожала из-за нагрузки. У меня был специально сшитый мамой легкий такой чемоданчик из модной тогда «болоньи», кусочками. Он красиво выглядел, и я в нем носил книги …

 

 

Таким образом я уже по этажам и двигался. Кстати, я получал колоссальную тренировку физических кондиций, и собственно учёба продолжала мою, так сказать, спортивную карьеру.

 

 

С.О. Приходилось переходить из аудитории в аудиторию, из корпуса в корпус…

 

 

В.С. Вы абсолютно правы. На первом-втором курсах - это был 5-й корпус. На 3-м, 4-м,-5-м курсах были поездки - в корпус ‛самолёт“ на пр. Гагарина. Коляски не было, на ней я ездил в школу. А здесь… Я прошёл весь этот период на костылях.

 

 

С. О. Когда Вы почувствовали, что готовы бороться со всеми жизненными обстоятельствами?

 

 

В.С. Катализатором моей борьбы была влюбленность в конце десятого класса в одну из самых красивых девочек из трех десятых классов. Тогда я начал задумываться над тем, что и как. Я очень мечтал о своей состоятельности. Не просто мечтал - я работал над этим и реально над субъектом, который был бы достоин внимания другого пола. У меня был успех в этом с точки зрения моей физической активности. Я считал себя на голову выше любого - у кого были проблемы с инвалидностью.

 

 

Я видел их немощь, бессилие, нетренированность, отсутствие борьбы и поиска в организме каких-то компенсаторных возможностей, которые мы не знаем, не осознаём, не вынимаем из себя, чтобы реализовать…

 

 

Я уверен, что компенсаторность как биологический резерв человека - это колоссальная тема, которая требует изучения, включения в повседневную жизнь. Кстати, она многими включается - теми, кто показывает чудеса в жизни, в спортивных достижениях, в интеллектуальных, физических, физиологических проявлениях. Те, кто вкладывают силы - просто феноменальны. И это только часть нашего внутреннего ресурса, который нужно достать.

 

 

Так вот, до того, как мне удалось чего-то в жизни достичь, я смог маленькую частичку ресурса компенсаторных возможностей человеческого организма ВЫТЯНУТЬ НАРУЖУ и реализовать в своей жизни. Вот и всё. И это началось где-то уже сознательно, когда действия моего отца и моей семьи в отношении меня преломились в личностных проявлениях меня самого в этой жизни на базе того, что смог отец сгенерировать во мне.

 

 

С.О Но есть благодарность к родителям…

 

 

В.С. Безусловно. База была сформирована моей семьёй. Я много говорил об отце. А мама - очень воспитанная, деликатная женщина, старенькая учительница. До сих пор, слава Богу, жива, отец умер в прошлом году. И она… я очень радуюсь, когда люди такого возраста, как она, сохраняют живость ума, отсутствие каких-либо старческих проявлений на уровне интеллекта, и очень рад, когда есть старики со светлым умом. Мамочка моя, как математик, радует меня своим мышлением, своей логикой, своим восприятием… Кстати она недавно приехала в Киев.

 

 

Н.О. Сколько ей лет?

 

 

В.С. Ей 84 года.

 

 

Н.О. Были ли Вы рады, когда стали родителями?

 

 

В.С. Да, конечно. Я хотел иметь здоровых детей. Я знал цену здоровью. Ещё был какой-то непонятный страх - а вдруг всё, что со мной произошло - как-то генетически проявится в моих детях? Хотя я прочитал массу литературы - и знал, что ничего подобного нет - последствия полиомиелита никак не влияют на здоровье будущих детей.

 

 

Н.О Конечно!

 

 

В.С. Но долго был какой-то подспудный страх - даже после рождения первого ребёнка Наташеньки… И радость, оттого, что у меня, здоровые, очень красивые дети! Я бессознательно, потом и сознательно дал им такое же физическое развитие, какое давал мне отец - и дочке, и сыну. Ну, например - шведская стенка, кольца с канатами у них появились тогда, когда детям было два годика. Шведская стенка, канат, и кольца – тогда, в квартире!

 

 

Н.О О семье Никитиных слышали?

 

 

В.С. Конечно! Но Вы знаете, это была такая редкость!

 

 

Н.О. Ну да.

 

 

В.С. Канат я нашёл на свалке. Долго его искал, просил - принесите! Я видел канаты в спортивных залах школы. И, оказывается, одна из школ выбросила на свалку, всё, что было из старой школы. Нашёл обгорелый канат. Правда, обгорелый - его починили, сшили, отстирали, сделали белоснежным. Прикрепили дюбелями к потолку. Шведскую стенку тоже удалось найти и сделать. Турник и два кольца были уже сделаны моим отцом. Кольца - из резиновых жёстких шин маленького детского велосипеда. А ремни - брезентовые, армейские. В общем, всё получилось хорошо.

 

 

С.О И это для воспитания компенсаторных сил детей…

 

 

В.С Да, и даже мат, кусок старого мата со свалки, тоже обгорелого, замызганного. Я его с женой чистил, дезинфицировали - такой страшный и потёртый.. И тяжёлый очень. А тогда маты были тяжеленные! Его тоже обрезали - комнатка ведь была небольшая!

 

 

Мы хотели воспитать в детях ту самостоятельность, физическую активность и активное восприятие всего, что есть вокруг тебя. Я очень радовался, если удавалось. Где не удавалось - до сих пытаюсь убеждать. Хотя они очень взрослые…

 

 

Н.О. Было ли сопротивление Вашим наставлениям и просьбам?

 

 

В.С. Я считаю такое поведение поколений проявлением - Ваш коллега – философ, - диалектики, единства и борьбы противоположностей. Что мы воспринимаем как правильное и целесообразное - следующее поколение воспринимает критично, и противоречия с моими детками у меня всегда были и остаются - во взглядах на жизнь, в оценках ситуаций.

 

 

С.О. Получается, у них другая энергетика.

 

 

В.С. Да, в оценке событий и ситуаций. Но во многом они согласны со мной в целом. У нас очень часто - единые взгляды на многие вещи, на происходящее в современной жизни. Моральные, гуманитарные, общечеловеческие, концептуально-философские ценности, философию жизни мы воспринимаем одинаково.

 

 

А те детали, в которых есть противоречия и разное восприятие поколений, отцов и детей - это в полной мере есть - и это тоже нормально. Ведь и я никогда не был с отцом во всём согласен, пока формировался как самодостаточная личность

 

 

2. О правах инвалидов, дискриминации и сравнения с Западом. Здоровье и ранняя смертность мужчин в Украине

 

 

С.О. На Западе Вы столкнулись с проблемой инвалидности, что у нас в Украине ещё не сделано и не осознано?

 

 

Н.О Приятно, что есть пандусы, дорожки, подъезды…

 

 

В.С. Большая часть не сделана, к сожалению. Я 12 лет в парламенте и автор основных законов по решению проблем инвалидности. И всё, что делается и не делается - как говорится, связывается со мной. Я горжусь тем, что сделано. Но я часто слышу то, что говорят инвалиды - ‛Почему так мало сделано?“.

 

 

Есть возмущение, претензии… Это мощные стимулы моей работе. Иногда эти слова, оценки бывают тяжёлыми для меня. Психологически. Но, вы знаете, я не обижаюсь. Единственно, что тяжело - когда не всегда ты можешь найти партнёров, найти понимание власти, даже будучи в ней сам. И мало кто из моих коллег с инвалидностью понимает, что я - не всесилен. Если я в парламенте, если я во власти - я должен это сделать. В их восприятии это так. И только так. И я должен это сделать. Мне сложно им сказать, что это не так. Просто надо работать и работать, прилагать все усилия, чтобы твоя работа воплотилась практически.

 

 

Не сделано главное. В украинском обществе не ликвидирована ДИСКРИМИНАЦИЯ человека с инвалидностью. И это сегодня доминантная проблема нашего общества с точки зрения инвалидов. Правовая незащищённость. Нарушение и даже, не побоюсь сказать этого слова, – дискриминация их прав, особенно права на полноценную жизнь.

 

 

С другой стороны, что меня радует больше всего в нашей стране - это обеспечение их прав. Я немножко парадоксальные вещи говорю. Доминанта - есть дискриминация, и главное пройдено - обеспечение прав. Это не противоречие. Потому, что в советское время главным в развитии социальной политики было оказание материальной помощи, обеспечение пенсий, определённого уровня медицинского развития.

 

 

И социальный заряд - бесправие. Глубочайшая дискриминация. В принципе - уничтожение как личности человека, осознание его убогости и формирование в обществе восприятия инвалида как «убогонького», несостоятельного во всех отношениях. Это было.

 

 

Сейчас мы движемся по пути, чтобы не только материально поддерживать, но и обеспечить право для такого как я инвалида на образование в школе, высшее образование в вузе. Попадание ребёнка с инвалидностью в детский сад для здоровых детей. Трудоустройство, безбарьерное передвижение в социальной и жилищной инфраструктуре человека, чтобы самостоятельно придти в магазин, в аптеку, побывать на стадионе, в библиотеке, зайти в автобус и даже в самолёт - и почувствовать, что это его право. Это невозможно было в советское время.

 

 

Сегодня другая философия подходов и государственная политика - мы уже прошли какой-то кусочек пути в обеспечении права человека с инвалидностью в нашем обществе - но сделали пока мало. Вот в чём противоречие и успех. Успех есть. Вы видите это даже наглядно.

 

 

С.О. Когда Вы заметили, что произошёл сдвиг в признании прав инвалидов?

 

 

В.С. Точно когда – не могу сказать. Когда умер СССР, появилась социально активная среда, в которой инвалиды смогли объединиться и начать сознательную борьбу за продвижение в обществе своих прав. Поднялся высокий уровень национального самосознания, самоидентификации украинского общества, нации и государства. Всё это совпало. Это отразилось и в сообществе инвалидов. Люди пытались вырваться из социального гетто - социальной завязи, которая была ментальной и государственной политикой - вот там, в той комнате, в том санатории, в той резервации, той больничке - там сиди, мы тебя обеспечим. Вот там сиди, вот там!

 

 

Долгое время в мои студенческие годы преподаватели очень удивлялись еле дыбающему на костылях студенту. Потом было колоссальное удивление в отделах труда, кадров предприятий и организаций, где я появлялся как инвалид первой группы.

 

 

С.О Вы проходили военную кафедру? В ДГУ она была.

 

 

В.С Нет, не проходил. Знаете - там была не только военная кафедра, но и кафедра физкультуры - мне очень, як кажуть по-украински, ‛кортіло“ показать свои физические возможности в студенческом спорте. Сегодня я очень поддерживаю студенческий спорт инвалидов. На базе «Национального центра параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов», что в г.Евпатории проходит, кажется, уже пятая или шестая Спартакиада студентов-инвалидов.

 

 

С.О Но сейчас такие кафедры физкультуры есть по Украине…

 

 

В.С Совершенно верно. Но тогда я скучал по такой кафедре студенческого спорта… Тогда - инвалид - какая кафедра, о чём Вы говорите?

 

 

С.О После - Вы занимались бизнесом? Как Вы пришли в бизнес?

 

 

В.С Вы знаете, я никогда не был в бизнесе. К сожалению.

 

 

С.О Ну, до парламента…

 

 

В.С. И до парламента тоже - я никогда не занимался бизнесом. Кем я был - математиком-программистом в Вычислительном Центре, писал компьютерные программы и одновременно работал на автоматизированной системе управления. Я преподавал информатику одновременно. Делал хозтемы, ‛халтурку“ - (когда не хватало денег) - я работал на четырёх-пяти работах. Вечером, до часу ночи занимался извозом - чтобы добавить копейку. Вот весь бизнес!

 

 

С.О .Мы знаем, что чаще всего в политику приходят из бизнеса…

 

 

В.С. Я согласен, но в политику я пришёл ещё тогда, когда приходили не только бизнесмены. Лидер Руха Вячеслав Черновол никогда не был бизнесменом. Я пришёл в политику через три-четыре года после Черновола. Тогда приходили люди, которые пытались что-то сделать для Украины как организаторы общественных движений. Я работал в отделе автоматизированных систем управления, и был президентом физкультурного Клуба инвалидов ‛Оптимист“ (г.Днепропетровск). Выступал на Чемпионате Советского Союза. Одновременно был математиком и спортсменом.

 

 

Тогда же, в момент умирания СССР – помните Валентина Дикуля? Он стал первым президентом Федерации спорта спортсменов-инвалидов Советского Союза. Я был у него ответственным секретарём и на тот момент председателем Федерации спорта инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата Украины.

 

 

Н.О И что дальше с общественной работой?

 

 

В.С. Потом стал депутатом Днепропетровского облсовета.

 

 

С.О. От самого себя?

 

 

В.С. От инвалидов. Могу сказать: когда я избирался в облсовет - предложили баллотироваться сразу в Верховный Совет. Будучи немножко идеалистом, учительское воспитание, сказал, что ещё не готов быть народным депутатом Украины.

 

 

Но зато стал бороться за место в Днепропетровском облсовете. Моим избирательным штабом были четыре инвалида. Один - на протезе, двое - с палочками. Была ещё одна здоровая женщина, девушка, которая у меня работала на Вычислительном Центре. Такая группка работала с избирателями. Тогда мне удалось одержать самую большую победу, как я считаю, за всю мою политическую жизнь. Парнишка, математик победил зампреда горисполкома, директора крупнейшего завода - Карла Либкнехта или метизного… и главного редактора ‛Днепровской правды“.

 

 

Я победил их всех! Вы помните то время?

 

 

Н.О. Как обстоят дела с законопроектом по налогообложению физических лиц?

 

 

История законопроекта №2043 - очень интересна. Смотрите - есть закон один, второй, третий, написанный Сушкевичем - который не финансируется со стороны государства.

 

 

С.О Но правительство вроде своё?

 

 

В.С. Я говорю не только про сегодня. За годы нескольких правительств Украины долг в финансировании законов для инвалидов перевалил за десяток миллиардов гривен. То, что принято, и что предстоит внедрить. Так что нынешнее правительство неспособно за год, за два ликвидировать то, что не делалось годами.

 

 

Тут другое: есть физическое или юридическое лицо, которое может мне, как инвалиду, помочь. Эта помощь облагается налогом, так как у нас нет льгот в этом смысле. Я в суть закона заложил: если государство меня как инвалида, не обеспечило по закону некими видами социальной помощи, но вместо него это сделал какой-то благотворитель, то государство не имеет права облагать эту помощь налогом. Если благотворитель взял на себя выполнение закона государства о благотворительной помощи. Логика нормальная? Здесь очевидно.

 

 

То есть: меценат, фирма, или человек, который решил взять и подарить мне коляску, за которой я «стою в очереди». Или купил мне путёвку на санаторно-курортное лечение, на которую я по закону имею право, но на которую также есть очередь и которая обеспечивается на такой процент, что мне стыдно называть. А тут «лицо» это оплатило! Кстати, вклад зачисляется и мне в доход, и у него тоже облагается налогом. Как деньги, которые он выделяет. И там и там облагается.

 

 

С.О. Получается – как непроизводительная трата?

 

 

В.С. На социальную поддержку! Но в рамках закона! Чтобы не было злоупотреблений, не облагать налогом благотворительность. В этом - суть закона.

 

 

Н.О. Почему не получилось?

 

 

В.С. Закон ещё не принят.

 

 

С.О Кто-то провалил - и как обосновали?

 

 

В.С. Вы знаете, стереотип такой: боротьба з пільгами.

 

 

С.О. Боротьба з пільгами?

 

 

В.С. Да, и злоупотреблениями. У нас так: лучше, чтобы вообще не было льгот - а вдруг там злоупотребления! Вот это меня возмущает чрезвычайно! Конечно, изощрённость в злоупотреблениях, скажем так, людей в нашем государстве, просто неимоверна, если закон позволяет. Умудряются такие вещи творить…

 

 

С.О. На Западе с благотворительности налоги не взимаются. Там это проходит по особой графе, по которой отчитываются…

 

 

В.С. Вы знаете, там, на Западе это работает. Благотворительность там не облагается налогом. Но там работают над более совершенными схемами борьбы против злоупотреблений. А у нас либо принимают и злоупотребляют, либо - ‛давайте не будем принимать, чтобы не было злоупотреблений!“. А подумать - и побороться - чтобы вместе с водичкой не вылить ребёнка…

 

 

Добрая часть моих законов для инвалидов, в поддержку их прав приняты, подписаны - и не выполняются. Это хроническая болезнь Украины. Закон, который не выполняется - это нонсенс в любой цивилизованном государстве. У нас это типично. Типична импотентность, недееспособность власти, где допускается неисполнение законов. Моя работа - в том, чтобы я не только написал закон, добился его принятия, но и добился его исполнения.

 

 

Я больше усилий трачу на это, чем на написание и принятие закона.

 

 

3. О ранней смертности украинских мужчин и здоровом образе жизни. О материнстве.

 

 

Н.О. Как Вы думаете - почему такая ранняя смертность у украинских мужчин? 62 года! Больше, чем в России – но тоже мало! С чем это связано?

 

 

В.С.Здесь много факторов. Давайте отвлечёмся от экологических и прочих общих проблем - они есть. Тут, безусловно, есть ресурс продления и жизни, и физически активной деятельности, а у государства есть поле деятельности. Есть вредные привычки - и нет культуры восприятия здорового способа жизни.

 

 

С.О. Столь массово?

 

 

В.С. Да, абсолютно массово. Есть проблема популяризация здорового образа жизни и создания здоровых мотиваций – так, как отец меня создавал. Я тоже попробовал покурить - но я покурил в полуподростковом возрасте, когда был не дома, а в детском санатории где-то полгода - где были порядки закрытой зоны. Но я бы сказал, что зона тоже где-то такой коллектив..

 

 

Персонала было немного, и желание самодостаточности личности в коллективе проявлялось в курении и т.д. Я помню, что я творил, без контроля, когда не было отца. Я понимаю, что могло выйти из меня непонятно что, если бы не семья.

 

 

Я и курил в детстве, именно тогда, когда не был дома. Курил, я организовывал набеги на виноградники детей-инвалидов на костылях, парализованные, с различными нарушениями. Дети организовались в какую-то детскую ватагу, которая ужасала, когда вечером разбредался персонал санатория. Мы были очень грозной ватагой. Например, что такое в Одессе сделать поход в катакомбы? Подумайте: какой ужас эти катакомбы, где мы почти заблудились. Я, вспоминая, думал - чем это могло закончиться? Недавно видел телепередачу о том, как здоровый мужик сидел и плакал в катакомбах - когда отошёл от экскурсии на три метра - заблудился и всё. Он сходил уже с ума - он был там сутки! А эта ватага идёт не на экскурсию, не с кем-то пошла - мы пошли сами. Взяли свечи, факелы, ну всё, как положено… Это на костылях, на протезах…

 

 

С.О. Мальчишки?

 

 

В.С. Да, мальчишки, лет 10- 12 лет. Вот таки вещи творили. Это о чём я? Этот случай - моё представление о том, что семья формирует те основы здорового образа жизни - который есть или нет. А есть связь поколений. Сформировано ли у нас в общественном сознании отношение к здоровому образу жизни? Парадокс в том, что мы на медицину тратим в десятки, сотни раз больше, чем на физкультуру и спорт.

 

 

А мой отец, во всех школах, где он был, преподавал физику, математику и физкультуру. Уже в последние годы он читал только физику - но заставлял всю школу выйти во двор и делать физзарядку. Это физик - который не имел никакого отношения к физкультуре! Вся школу - от первого до десятого класса становилась во дворе - потому, что Сушкевич выводил, Михаил Сергеевич.

 

 

Н.О. Вы сказали о здоровом образе жизни. Но есть ещё духовная сила!

 

 

В.С. Вы знаете - всё это потом имеет свою мощную корреляцию.

 

 

С.О. Мы признаём роль лечебного голодания, правильного рационального питания для себя и наших детей.

 

 

В.С. Это только в немногих семьях. Реально у нас пока не осознают на уровне государственной политики, общественного сознания, что мы идём к очень печальному порогу смертности, массовых заболеваний, и, я сказал бы, старению организмов украинской нации. Тут первые места по экологии, колоссальному проценту детского церебрального паралича. Это здоровое материнство - над которым мы не работаем… Могу сказать, когда у меня рождались первые мои дети - я с колоссальным вниманием и желанием ходил в школу отцов при роддоме - и я с первого до последнего дня очно учился в этой школе. Домой набирал стопку энциклопедий, книг - и читал от корки до корки, чтоб знать, как развивается плод - и как рожать будем. Я прошёл всё, что было в советской системе, хотя и ругал её за восприятие инвалидности, за дискриминацию - но были вещи уникальные! То, что касается здорового образа жизни. Сейчас большая статистика детского церебрального паралича. Моё восприятие и мой анализ говорят о том, что это, прежде всего, из-за неблагополучной беременности. Нужна пропаганда здорового образа жизни и поведения. То, чему и не учили, и не учат и не формируют. Вот и рождается ребёнок если не с децептом, то с другими патологиями в начале - которые потом превращаются в хронику…

 

 

Н.О. Да, конечно…

 

 

В.С. Так будет, пока мы реально не займёмся изменением общественного сознания к здоровому образу жизни. Когда-то смеялись с того, как Юля с Томенко вышли на каток. Засмеяли, затюкали,..

 

 

С.О. А мне так понравилось, это так здорово!…

 

 

В.О. Раскрутили, обезобразили. Хорошее начинание молодого премьера и молодого вице-премьера, который до сих пор не сходит со спортивной площадки. Томенко - и в баскетболе, и в лёгкой атлетике, и в велосипедном спорте продолжает.. Обсмеяли, изгадили. Не понимая по сути, что человек свой здоровый образ жизни попытался экстраполировать в государственную политику!

 

 

Н.О. Чтобы понять - нужно другое сознание…

 

 

В.С. Общественное сознание воспринимает это как политиканство, как диссонанс.. над чем можно поиздеваться.

 

 

С.О. Это тоже понятно - необычное, даже хорошее, обязательно вызывает протест, сопротивление. И только после отрицательного личного горького опыта - масса других людей приходит к тем же выводам и тому же поведению. Меня интересовали проблемы психологической выживаемости и адаптации.

 

 

Н.О. Вы 12 лет в парламенте меняете сознание общества, что инвалид имеет право жить как любой здоровый человек. Мы тоже своим сайтом «Свет и тени» стараемся изменить сознание, отношение человека к жизни. Чтобы люди не боялись находить нестандартные решения.

 

 

В.С. Это очень достойная работа и очень трудный путь, чтобы изменить, сформировать общественное сознание тех людей, которые частично потеряли здоровье. Доминантой нашего разговора были люди, которые частично потеряли своё здоровье и имеют инвалидность..

 

 

Когда я вижу здоровых, мощных молодых людей, со всеми функциями, что нет у меня - мне так горько и страшно жалко их. Хочется поддержать, спасти тех, кто каждую секунду уничтожает своё здоровье добровольно, бессознательно.

 

 

Особенно, когда видишь молодых инвалидов – которые день, неделю назад были сильными, крепкими, энергичными, здоровыми, мощными!

 

 

Парень выпил бутылку пива, покуражился, прыгнул в воду, сломал шею и уничтожен. Или навсегда, или есть шанс, что через достижение человеческим сознанием этих компенсаторных возможностей сможет преодолеть что-то в жизни. Вы возьмите сегодня страшную статистику за лето - ‛шейников“, которые парализованы, навсегда остались неподвижными. Им преодолеть всё, войти в жизнь снова очень тяжело. Мне было легче, потому, что я не знал тех состояний, когда ты идёшь, бежишь - когда здоров и силён… Когда всё прекрасно и хорошо вокруг.

 

 

Я начинал с того, что я такой - а все остальные – совсем другие…

 

 

С.О. У Вас должны были быть желания…

 

 

В.С. У меня были желания! Но надо было придти к ним. Через многое: и философские, и общечеловеческие ценности, и создание мотиваций в жизни здоровых в здоровом социуме. Это всё - путь преодоления, осознания, что всё мне доступно. А им - как говорят, ‛свежим“ инвалидам - очень тяжело. Это самое тяжёлое – такое резкое превращение из здорового в очень больного, инвалида. Когда я говорю о дискриминации в нашем обществе - я много раз вспоминаю о хемингуэевском колоколе, который может звонить и по тебе.

 

 

Н.О Есть ли у Вас свой печатный орган?

 

 

В.С Лично у меня – нету. Но в разных сферах моей деятельности есть. Так, например, газета Национальной Ассамблеи инвалидов Украины ‛Без барьеров“. Кроме того, активно работают Интернет-странички Национальной Ассамблеи инвалидов Украины (www.naiu.org.ua) и Национального комитета спорта инвалидов Украины (www.paralympic.org.ua), которые не являются «печатными» органами, но их преимущество – оперативное размещение всех новостей, аналитики, законодательных актов и инициатив, жизненных историй, спортивного становления и силы духа для людей с инвалидностью и про людей с инвалидностью… Кроме того, я возглавляю еще и организацию, не связанную напрямую с защитой прав инвалидов – Ассоциацию «Спортивная индустрия Украины» (у нас тут также есть сайт – www.asiu.org.ua), но активно поддерживающую людей с инвалидностью. Уже более трех лет в АСИУ (так сокращенно называется Ассоциация) действует акция «Спортивная индустрия Украины – социально незащищенным», в рамках которой предоставляется существенная помощь отдельным людям с инвалидностью, общественным организациям инвалидов, школам и интернатам для деток с инвалидностью. В целом, если говорить о деятельности АСИУ, то ассоциация пропагандирует здоровый способ жизни, который реализуется посредством вовлечения нашего населения занятиями физической культурой и спортом, объединяя всех субъектов спортивного рынка Украины – как отечественных производителей, так и импортеров. Кроме того, АСИУ каждый год выпускает каталог-справочник «Спортивная индустрия Украины» и ежеквартальный журнал In_Sports.

 

 

Н.О. Верите ли Вы в шанс, счастливый случай?

 

 

В.С. Мой шанс - хорошие люди, которые меня поддержали, поверили в меня. Я убеждал их, что это нужно для людей. Если речь шла о моей судьбе, я старался убедить, что я не «калічка“ (как сказал один человек), я личность, которая может проявить себя. Доказывал необходимость решения проблем инвалидов. И находились поддерживающие меня люди. Считают, что я - успешный человек. Это глубоко не так. У меня по моей статистике очень много неудач. Но я мог подняться всякий раз - и у окружающих людей создавалось впечатление, что у меня неудач нет. К сожалению - баланс - отрицательный. Но главное - не поддаваться депрессии, я всё ещё эмоционально, очень тяжело отношусь к неудачам. К сожалению.

 

 

Если ты не поборешь в себе депрессию - останется чувство собственной неспособности. Нужно генерировать в себе оптимизм сознательно – это главное!

 

 

Н.О. Что Вы посоветуете людям, которые потеряли веру в жизнь, особенно сейчас, во время кризиса?

 

 

В.С. Не осознавать, что потеряли веру в жизнь. Всерьёз не воспринимать это и не ощущать. Так как очень субъективно восприятие того, что не удалось, то, что ты в эту секунду, момент воспринял ИМЕННО ТАКИМ ОБРАЗОМ такое стечение обстоятельств. Попытаться посмотреть на это с другой стороны, прорефлексировать. Очень важно - это оптимизм, который нужно в себе формировать и генерировать, и с которым потом необходимо воспринимать любые события. Не нужно говорить, что это неудача, это просто неудачное стечение обстоятельств в данном месте, в данное время, в данной ситуации. И нужно просто найти другой путь, вариант, который и приведет к успеху.

 

 

Н.О. Какая самая большая радость произошла за последние два года?

 

 

В.С. (улыбается)У меня родился и растет сыночек Михаил, успехам которого я радуюсь каждый день.

 

 

Станислав Овчаренко, http://svetiteni.com.ua/archives/7509

 

 

 

 
< Попередня   Наступна >